Главный вопрос недели: для чего Россия накопила 12 триллионов рублей?

Меры спасения экономики принимали тотальные скряги.

Экономический кризис, вызванный распространением коронавируса по всему миру, может стать не менее масштабным, чем долговой крах 2008-го. На это указывает и рекордное количество заявлений о получении статуса безработного в США, и колоссальный объем средств, направленный на предотвращение последствий пандемии.

Для смягчения удара американский бюджет потратит более 2 триллионов долларов. Эти средства уйдут на спасение пострадавших компаний, финансирование мер по предотвращению эпидемии и на выплату 1 200$ каждому гражданину США (за исключением богатых). Для сравнения, кризис 2008-го обошелся США лишь в 700 миллиардов.

 
Прогнозы пришлось менять очень быстро.

Но даже несмотря на колоссальные вливания, эксперты прогнозируют снижение ВВП США до 25% во втором квартале 2020 года c медленным восстановлением после. В худший квартал 2008-го падение составило лишь 8%.

Спасением экономики занимается не только США, но и страны Европы, где правительства выделяют беспрецедентные суммы для помощи пострадавшим гражданам и компаниям.

 

В Дании, Нидерландах и Великобритании государство в период карантина обеспечит сокращенным от 80 до 90% докризисной зарплаты. В Канаде лица, потерявшие работу, получат временное пособие в размере 2 тысяч долларов. Немецкие компании получат субсидии в размере, необходимом для предотвращения массовых сокращений.

 

Все страны, перечисленные выше, объединяет один странный факт. Их государственные накопления существенно ниже, чем в России. Правительства этих стран вынуждены занимать деньги для борьбы с кризисом, повышая и без того высокую долговую нагрузку на бюджеты. Например, в США соотношение государственного долга к ВВП находится на отметке выше 100%.

Россия же входит в кризис практически без долгов и с жирными резервами. В начале марта министерство финансов отчиталось о том, что ФНБ достиг рекордного размера в 12 триллионов рублей. При этом объявленные Владимиром Путиным меры поддержки выглядят просто мизерными на фоне того, что предпринимают другие страны.

Граждане получили увеличение пособия по безработице до «невероятных» 11 тысяч рублей (150$), бизнес — налоговую отсрочку. Единственное приятное послабление — снижение социальных взносов, но и оно затронет лишь тех, чей доход превышает МРОТ. Короче, режим максимальной экономии продолжается. Особенно жлобский маневр — финансирование новых трат путем введения новых налогов. Резервы остаются неприкасаемыми.

 

Изначально Фонд Национального Благосостояния создавался с целью софинансирования пенсионной системы. Это напрямую прописано в бюджетном кодексе, а сайт минфина до сих пор указывает для фонда именно такое предназначение.

В 2019 году Россия сразу на 5 лет увеличила пенсионный возраст, отказавшись использовать ФНБ для поддержки пенсионеров. Необходимость реформы мотивировали именно тем, что в отсутствие Резервного Фонда, который закончился в 2018-м, именно ФНБ принял на себя функцию кризисной «подушки безопасности».

Но кризис наступил, а накопления продолжают лежать на счетах вместо использования для спасения оказавшихся в беде россиян.

И хотя количество инфицированных в РФ пока уступает странам Европы и США, целые индустрии оказались в беде. Рестораны, турфирмы, кинотеатры и другие сферы испытывают катастрофическое падение доходов и вынуждены уже сейчас сокращать сотрудников. Цены на нефть бьют антирекорды, а курс рубля к доллару просел почти на четверть.

При этом распространение инфекции в России все еще идет по экспоненте, так что вряд ли ситуация резко изменится к лучшему.

И пока западные страны влезают в любые долги, чтобы помочь своим гражданам, Россия продолжает экономить. Нездоровая скупость в период беспрецедентного по масштабам кризиса вызывает недоумение.

График с данными до 2019 года. На данный момент объем ФНД составляет 123,4 млрд $ или почти 10 триллионов рублей.

Для чего копились эти деньги? Запасы не используются ни для исправления пенсионного коллапса, ни во время экономических падений. Наступит ли вообще тот «черный день», когда эти средства допустимо будет тратить? И если сейчас не он, то насколько мрачной должна быть эта гипотетическая ситуация?