Должник перед банкротством продал единственное жилье. Имеют ли право кредиторы на деньги от его продажи?

Бывает так, что единственное жилье было продано задолго до того, как гражданин начал процедуру своего банкротства.

Какие при этом у должника риски?

Совершенные в пределах трех лет до принятия судом заявления о признании должника банкротом сделки попадают в период подозрительности. То есть, в зону интереса кредиторов.

Сейчас поговорим, о том, какие сделки с единственным жильем не могут быть оспорены в интересах кредиторов, а если таковые иски и подаются, то суд отказывает в их удовлетворении.

Отчуждение жилого помещения может происходить в результате заключения договоров:

  • купли-продажи;
  • дарения;
  • мены;
  • пожизненной ренты;
  • вклада в уставный капитал
  • иные сделки, крайне редко встречающиеся на практике.

Наиболее часто, конечно, встречаются купля-продажа и дарение.

Целью оспаривания сделок в рамках дела о банкротстве является возврат в конкурсную массу того имущества, которое может быть реализовано для удовлетворения требований кредиторов.

Поэтому, не признается недействительной сделка по отчуждению должником жилья, если на момент рассмотрения спора в нем проживают должник и члены его семьи. При возврате помещения в конкурсную массу такое жилье будет защищено исполнительским иммунитетом.
ст. 446 ГПК РФ, п.4 Постановления №48 от 25.12.2018  Пленума Верховного Суда РФ.

Иными словами, если сделка должником была совершена формально (фиктивно), без реальных намерений передать иному лицу, и фактически он и члены его семьи продолжают в нем проживать, то есть — данное жилье является для них единственным пригодным, то смысла в оспаривании такой сделки нет, так как оно не приведет к пополнению конкурсной массы.

Например, по делу А60-15044/2017 оспаривался договор дарения должником в пользу своих несовершеннолетних детей. По данному делу заключено мировое соглашение, предусматривающее следующую декларацию:

Должник осознает, что его право на единственное пригодное для постоянного проживания жилье не восстанавливается и право собственности на данное жилье сохраняется за детьми; а также в случае расторжения брака и проживании детей с матерью, бывшая супруга при наличии такого желания может выселить должника из данного жилого помещения, в таком случае законные основания для проживания в нем должника будут отсутствовать. Дело было прекращено.

Собственниками квартиры остались дети должника.

А как же обстоят дела, если это было не дарение, не «купля-продажа» своим близким родственникам, а реальная продажа с получением денег?

Постановлением 17 арбитражного апелляционного суда отказано в удовлетворении заявления об оспаривании договора купли-продажи должника по отчуждению жилого помещения по делу А60-50456/2017. Суд указал, что заявленные требования удовлетворению не подлежат, поскольку спорная квартира не могла являться частью конкурсной массы, постольку сделка не могла повлечь предпочтение одного из кредиторов перед требованиями других кредиторов, в том числе привести к изменению очередности. Таким образом, поведение должника по отчуждению принадлежащего ему единственного пригодного для постоянного проживания жилого помещения – квартиры, на которую в силу действующего законодательство не могло быть обращено взыскание, не может быть расценено как противоправное, совершенное со злоупотреблением правом.
Постановление 17 арбитражного апелляционного суда от 21.08.2018

Говоря простыми словами: да, должник продал квартиру и куда-то дел деньги от ее продажи, но если бы это не было сделано, квартиру все равно нельзя было бы продать в банкротстве, так как она на момент продажи являлась единственным жильем.

Как вы уже поняли, анализируя сделки, финансовый управляющий не имеет права не проверить, являлось ли спорное имущество единственным жильем должника (выписки из реестра прав, сведения о регистрации по мести жительства и пребывания, данные управляющих компаний о потребленных ресурсах, опросы соседей участковыми уполномоченными и т.д.).

Если данное обстоятельство сомнения не вызывает, то обращение по оспариванию таких сделок, как правило, нецелесообразно и не осуществляется.

А что делать управляющему, если единственное пригодное для проживания жилье должника было продано им не по рыночной, а по заниженной цене?

Есть ли необходимость в спаривании такой сделки в интересах должника и кредиторов? Скорее нет, так как кредиторы при возврате жилья все равно не получают пополнения конкурсной массы, а могут получить и еще одного кредитора-конкурента, которому должник будет вынужден возвращать деньги, полученные ранее за такую продажу.

Важный постулат, которого придерживается в деятельности финансовый управляющий Рыбникова А.В. и который только начинает формироваться в судебной практике (формируется с трудом): денежные средства от реализации единственного жилья (как и разница между рыночной ценой и заниженной ценой сделки) включению в конкурсную массу не подлежат.

Так, в рамках в рамках дела о банкротстве А45-5012/2013 конкурсный управляющий заявил об истребовании у должника 4 670 000 руб. – это денежные средства, полученные от продажи жилого помещения.

Отказывая в удовлетворении заявления об оспаривании, суд первой инстанции указал, что проданное единственное жилье не подлежало включению в конкурсную массу. На полученные от продажи денежные средства Михайлов И.В. приобрел квартиру меньшей площади для себя и своей семьи.

Как уже выяснили, интересы кредиторов в данном случае не нарушатся.

Учитывая, что  разница между рыночной и реальной ценой продажи единственного жилья в конкурсную массу не включается, соответственно, взысканные денежных средств с другой стороны сделки, приведут лишь к пополнению личных финансов должника, на которые также действует исполнительский иммунитет, что к достижению целей процедуры банкротства должника также не приведет (если только должник добровольно не внесет их в конкурсную массу, что маловероятно), что говорит о нецелесообразности данных действий управляющего.