Правовые пробелы пандемии

ВС ответил на вопросы по кредитам, аренде и банкротству

Верховный суд РФ (ВС) выпустил второй обзор практики о том, как рассматривать гражданские и банкротные дела во время пандемии. Документ объясняет, может ли один гражданин получить и кредитные, и ипотечные каникулы, как арендаторам из пострадавших отраслей бизнеса добиться отсрочки платежей, а кредиторам обанкротить должника под мораторием. Опрошенные “Ъ” юристы в целом положительно оценивают разъяснения ВС. Но отмечают, что в регулировании еще есть пробелы и многие вопросы остаются нерешенными.

Верховный суд РФ опубликовал второй обзор судебной практики по делам в период пандемии. Документ распространяет разъяснения ВС из первого обзора от 21 апреля (в том числе об исчислении материальных и процессуальных сроков) на новые нерабочие дни с 6 по 8 мая и дает указания судам по делам о потребительских и ипотечных кредитах, плате за жилищно-коммунальные услуги (ЖКУ), аренде и банкротстве.

Кредиты для граждан

По кредитным каникулам ВС указывает на презумпцию выполнения условия, что доход обратившегося за отсрочкой заемщика снизился более чем на 30%. Впрочем, здесь же высшая инстанция отмечает, что кредитор может запросить подтверждающие это документы как у самого заемщика, так и самостоятельно у соответствующих органов.

Ипотечные и кредитные каникулы могут предоставляться одному и тому же заемщику, но не одновременно, а последовательно.

Если же заемщик не получил от банка отсрочку или не обращался за ней, ВС предписывает судам по возможности идти навстречу таким гражданам. Так, заемщик может быть освобожден от ответственности за просрочку или неполное внесение платежей, если причиной этого стали чрезвычайные и непредотвратимые обстоятельства, в том числе связанные с ограничительными мерами, например невозможность выполнить онлайн-платеж или заплатить обычным способом, отмечается в обзоре.

При этом установление президентом нерабочих дней не переносит сроки платежей по кредитам на следующие за ними рабочие дни. Исключение — период с 30 марта по 3 апреля, невнесение платежа в который не будет считаться просрочкой, согласно информационному письму ЦБ РФ от 27 марта. В обзоре также приводится сообщение ЦБ от 3 апреля о том, что в период с 4 по 30 апреля обязательства должны исполняться заемщиками в срок по договору, а кредиторы, действуя добросовестно, должны «учитывать фактические возможности должника» по исполнению обязательств, а также наличие возможности дистанционного обслуживания, а при ее отсутствии — режим ограничительных мер, введенный в регионе и препятствующий посещению отделения банка.

Руководитель проектов юридической группы «Яковлев и партнеры» Андрей Набережный поясняет, что ВС предоставил гражданам возможность не платить по кредитам в «нерабочий период» только в случае объективной невозможности, причем доказывать ее придется самому заемщику.

Скорее всего, банки будут автоматически квалифицировать просрочку и уже в дальнейшем разбираться с заемщиком в индивидуальном порядке»,— полагает юрист.

Прощение просрочки за 30 марта—3 апреля связано с тем, что ЦБ посчитал эти дни действительно нерабочими, а ВС в первом обзоре от 21 апреля объяснил, что они не являются таковыми. «Из-за возникшей неопределенности задержку в оплате кредитов на этот период суды не будут учитывать как просрочку. Эта позиция обоснованна, поскольку многие заемщики уже пострадали от несогласованности позиций госорганов»,— говорит господин Набережный.

По закону одномоментно нельзя получить и новые кредитные, и старые ипотечные каникулы, но ВС сохранил возможность последовательного получения этих льгот, отмечает юрист. «Граждане могут сначала воспользоваться кредитными каникулами, поскольку их проще получить, а потом уже воспользоваться ипотечными, если финансовое положение за этот период не удалось улучшить»,— предполагает Андрей Набережный.

Оплата услуг ЖКХ

ВС напоминает, что неустойка за несвоевременную или неполную уплату взносов на капитальный ремонт, оплату услуг ЖКУ (в том числе по газу, электроэнергии и водоснабжению) не начисляется, согласно постановлению правительства №424, за период просрочки с 6 апреля по 1 января 2021 года, в том числе если сумма основного долга образовалась до 6 апреля.

«Прощение» неустойки распространяется как на собственников и пользователей квартир и жилых домов, так и на лиц, управляющих многоквартирными домами.

Эти правила действуют вне зависимости от места жительства, места пребывания гражданина, местонахождения и места осуществления деятельности юрлица, а также независимо от введения в регионе режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации, указывает ВС.

Партнер BGP Litigation Дмитрий Базаров считает разъяснения по кредитным каникулам и запрету неустойки за неоплату коммунальных услуг социально ориентированными и не видит здесь подводных камней.

Аренда для бизнеса

Целый блок разъяснений ВС посвящен отсрочке арендной платы для бизнеса до 1 октября. Постановлением правительства №439 от 3 апреля такая льгота дается по договорам аренды государственной, муниципальной и частной нежилой недвижимости (заключенным до введения режима повышенной готовности) для юрлиц и ИП, работающих в сферах, наиболее пострадавших в результате распространения коронавирусной инфекции. В обзоре уточняется, что правило об отсрочке применяется к договорам аренды не только целого помещения, но и его части.

Отсрочка предоставляется с даты введения в регионе режима повышенной готовности или ЧС. ВС подчеркивает, что обязательства сторон договора аренды считаются измененными именно с этой даты независимо от того, когда было подписано допсоглашение об отсрочке с арендодателем или когда суд обязал владельца помещения дать такую отсрочку. Более ранний момент предоставления отсрочки может быть установлен по соглашению сторон, учитывая ухудшение положения арендатора.

В случае просрочки платежа арендатором из наиболее пострадавших во время пандемии отраслей арендодатель сам должен уведомить его о праве на отсрочку и предоставить ее, подчеркивает ВС.

При неуведомлении или уклонении от заключения допсоглашения к аренде отсрочка все равно считается предоставленной на условиях, изложенных в постановлении правительства, говорится в обзоре.

Наличие дополнительных оснований для отсрочки, например невозможность использования арендуемого имущества, не требуется, достаточно отнесения лица к списку наиболее пострадавших отраслей. Однако, предупреждает ВС, если арендодатель докажет, что арендатор не пострадал от пандемии и действовал недобросовестно (например, использовал помещение вопреки установленным ограничительным мерам), суд может отказать в праве на отсрочку. Арендатор также может потребовать уменьшения арендной платы, но лишь с момента невозможности использовать арендуемое имущество по назначению, подчеркивается в обзоре.

В целом юристы положительно оценивают разъяснения ВС по отсрочке арендных платежей. Юрист «КСК групп» Андрей Трубицын особенно приветствует пункт о том, что арендаторам для получения отсрочки не требуется иных условий, кроме отнесения их отрасли к списку наиболее пострадавших.

Юристы отмечают, что ВС пытается пресечь попытки воспользоваться отсрочкой недобросовестными арендаторами, не пострадавшими от пандемии, но здесь не хватает конкретики.

Дмитрий Базаров поясняет, что это разъяснение может привести к спорам и попыткам арендодателей не давать положенную отсрочку, так как в обзоре нет критериев недобросовестности арендатора. «Разбираться в конкретных обстоятельствах придется уже суду, который может занять сторону арендодателя, особенно если таковым выступает госорган»,— отмечает господин Трубицын.

Как суды с помощью моратория на банкротство защищают бизнес от взысканий

Юрист считает проблемным и пункт об уменьшении арендной платы: «ВС не объясняет, как определить момент невозможности использования имущества и какие могут быть объективные препятствия для арендатора, из-за чего арендодатели получают простор для споров». Партнер юрфирмы Vegas Lex Игорь Чумаченко отмечает еще несколько важных вопросов, оставшихся без разъяснения: «Есть противоречия между постановлением правительства и законом, устанавливающим право на отсрочку арендных платежей. В постановлении говорится лишь о тех арендаторах, которые относятся к наиболее пострадавшим от пандемии отраслям, но закон не ограничивает круг арендаторов и не предоставляет таких полномочий правительству. Таким образом, применяться должен акт более высокой юридической силы, то есть закон, но ВС не дает разъяснений на этот счет».

Банкротство и взыскание долгов

Обзор затрагивает и проблемы банкротства во время пандемии. Если подмораторный должник решил заявить о своей ликвидации в течение действия моратория на банкротство, то иммунитет с него снимается и кредиторы вправе инициировать процедуру, указывает ВС. Таким образом, «само по себе отнесение ликвидируемого должника к числу лиц, на которых распространяется действие моратория, не является препятствием для подачи кредитором заявления о признании должника банкротом». Более того, ликвидатор такого должника обязан обратиться за признанием того банкротом при наличии признаков несостоятельности.

ВС объясняет, что мораторий направлен на защиту пострадавших из-за пандемии должников с целью дать им возможность «вернуться к нормальной хозяйственной деятельности», но при ликвидации речь об этом не идет.

По истечении срока моратория, чтобы обанкротить подпавших под него должников, кредиторы будут обязаны вновь разместить уведомление о намерении признать лицо банкротом за 15 дней до соответствующего обращения в суд, даже если они публиковали такое уведомление ранее.

Для подмораторных должников, поясняет ВС, приостанавливается начисление не только неустоек по требованиям, возникшим до введения моратория, но и процентов по ст. 395 Гражданского кодекса (за нарушение исполнения денежных обязательств).

Также ВС обратил внимание на следующий пробел. Закон предусматривает приостановление исполнительного производства на время моратория, чтобы приставы не могли обратить взыскание на имущество должника, включенного в мораторный список. Но при этом у кредиторов остается возможность направить исполнительный лист на взыскание долга непосредственно в банк, где открыты счета должника.

ВС разъясняет, что введение моратория означает невозможность любого принудительного взыскания с подмораторных должников — не только через приставов, но и через кредитные организации.

Юристы приветствуют возможность инициирования кредиторами банкротства ликвидируемых лиц из мораторного списка. Андрей Набережный отмечает, что кредиторы получают возможность не только обанкротить подмораторных должников, но и привлечь к субсидиарной ответственности их руководителей, так как послабления работают лишь в случае продолжения деятельности лица из списка. При этом, добавляет юрист, ВС, по сути, возлагает на банки обязанность контролировать наличие ограничений в отношении клиентов: «Если банк спишет деньги с компании, которая находится под мораторием, то с него можно будет взыскать убытки. Обзор закрыл потенциальную лазейку получения денег через банк, которую могли использовать недобросовестные кредиторы».

Впрочем, не все юристы поддерживают полный запрет на взыскание с подмораторных должников. Дмитрий Базаров полагает, что ВС мог бы сделать здесь исключения:

Очевидно, что существуют категории требований, которые в силу своей природы не должны подпадать под такие ограничения, например требования о возмещении вреда жизни и здоровью».

Разъяснения ВС, по мнению юристов, помогут гражданам и бизнесу отстаивать свои интересы в судах, но не стоит ожидать, что это решит все вопросы. «В любом случае стороны арендных, кредитных и иных отношений будут устанавливать новый формат отношений в переговорном порядке с учетом положений конкретных договоров и сложившейся деловой практики»,— предупреждает господин Базаров. Многое, по его мнению, будет зависеть от качества и обязательности нормативного регулирования уполномоченных органов, а также от локального регулирования конкретного игрока рынка, например туроператора, банка и других.